Собственник как живая нефть

   С мая этого года нашему дому по улице Громовой не начисляют плату за электроэнергию на содержание общего имущества дома. Казалось бы, живи да радуйся. Но подтачивает мысль: где-то эта сумма накапливается. В какой момент коммунальщики обрушат ее на наши головы?

   Сначала у меня возникло предположение, что это следствие перехода на прямое абонирование с поставщиком электроэнергии ПАО «Ульяновскэнерго», и что готовится какой-то подвох с платой за ОДН. Но в «Ульяновскэнерго» заверили, что ПАО плату за ОДН не начисляет и не собирается, это по-прежнему будет делать управляющая компания. В экономическом отделе УК «Свободный выбор» с недоумением изучили платежку, которую сами же и сформировали, подтвердив, что с мая плата за электричество на общие нужды не начисляется, хотя показания общедомового счетчика передаются в РИЦ. «РИЦ накосячил», – прокомментировала сотрудница УК.

   Этот, казалось бы, незначительный эпизод приводит к более серьезным обобщениям, где одно вытекает из другого и приводит чуть ли не к фундаментальной политологии.

   Проголосовать за прямое абонирование жителям дома предложила управляющая компания «УК ЦЭТ» (теперь она сменила вывеску и называется «Свободный выбор») еще весной, когда проводила голосование по подтверждению своих полномочий. Обоснование: пусть платежи идут напрямую поставщикам коммунальных услуг, минуя компанию, пусть поставщики сами выбивают долги из неплательщиков, чтобы эти долги не ложились на компанию. Дом также проголосовал за распределение объема услуг на общедомовые нужды по коллективному прибору учета, а не по нормативу, хотя, как уверяют в УК, ее представители предлагали проголосовать против, то есть за норматив. Двадцать человек, которые пришли на собрание, вряд ли что-то поняли. Заочное голосование прошло так, как оно проходило в Советском Союзе: «политику партии одобряем и поддерживаем». Люди ставят галочку «за» часто в ущерб себе, не понимая, что это значит и к каким последствиями приведет. Распределение ОДН по коллективному прибору учета имеет смысл при высокой сознательности жильцов: если собственники вовремя сдавали бы показания квартирных приборов учета, то общедомовое потребление можно было бы свести к нулю, как уверяют в компании. Но наш человек все еще считает общее «не своим» и даже не выключает свет в подъезде в дневное время. При таком подходе люди своим стройным голосованием наказали себя и своего соседа. А вот УК обезопасила себя от бремени неплатежей.

   Сами управленцы говорят, что долги накапливаются как в результате неплатежей собственников, так и из-за несоответствия нормативного и реального потребления ресурсов на ОДН. Но причины могут быть и другие, например, та, что энергетики завышают цену на тепловую энергию, – раза в три по сравнению с себестоимостью, о чем «СК» неоднократно писал и доказывал на цифрах. О том же говорят и платежки в домах, где есть автономные системы отопления: там люди платят значительно меньше, чем по договорам с «Т Плюс» или квартальными котельными.

   Смена вывески – это тоже способ ухода от долгов, которые накапливала УК в качестве посредника при расчетах между собственниками (они же потребители коммунальных услуг) и ресурсоснабжающими организациями. Так поступают многие компании, которые образуют новые «чистые» юрлица, а на свою предыдущую инкарнацию сбрасывают долги, в типичном случае это заканчивается банкротством прежнего юрлица. Специалисты по защите прав потребителей говорят: управление жилфондом – это бизнес, который влечет рыночные риски, и хозяева УК должны эти риски осознавать. Накопил долги – значит, не умеешь управлять домами, уходи с рынка. Но УК предпочитают надевать новое платье на грязное тело. Наша УК за последние годы трижды сменила кожу: ООО «ЦЭТ» – ООО «УК ЦЭТ» – ООО «Свободный выбор» (издевательское название, не правда ли). Не исключено, что через некоторое время УК, поднакопив долгов в результате эффективного управления, предложит проголосовать за новое ООО «Добровольный выбор», или «Лучший выбор», или «Ваш выбор». Нам говорят, что для собственников ничего не меняется, но квартплата при этом растет.

   Думается, любой, кто попытается вникнуть в то, как устроен бизнес управления жилфондом, как формируются платежи и кому они идут, насколько непрозрачна эта сфера, рискуют впасть в жестокую депрессию, поэтому люди платят, закрыв глаза, зажав нос и отключив мозг, – к удовольствию аффилированных с властью ЖКХ-баронов, среди которых много членов правящей партии – и действующих депутатов, и бывших, и экс-чиновников. В нашем городе рейтинги «ЕР» крайне низки, и пусть никого не смущает, что новый состав Городской Думы почти полностью состоит из единороссов: к этому привела чрезвычайно низкая явка на местные выборы. (Отсутствию интереса к ним способствовала грязная избирательная кампания, черные политтехнологии и манипуляции со стороны горизбиркома.) Но знают ли собственники, имеющие договоры, например, с УК «Свободный выбор», что обогащают одного из видных единороссов, который ею владеет, или – будут ли счастливы это узнать? Казалось бы, где политика, а где – коммуналка. Но в сфере ЖКХ вращаются миллиарды, которые превращаются в политику. Отсутствие политической конкуренции превращает в монополию и сферу ЖКХ, что потребители коммунальных услуг ощущают на своем кошельке. Эта сцепка власть-собственность («властесобственность», как говорят политологи) и есть наша национальная «скрепа», действующая повсеместно.

   Одно из последних расследований ФБК Алексея Навального было посвящено тому, как томские единороссы монополизировали всю энергетическую и коммунальную сферу Томска. Когда Навальный поправится, надо бы его к нам сюда, с его съемочной бригадой. «На себя оборотиться», по выражению баснописца, ульяновцам не удается, может, помог бы взгляд со стороны. Ситуацию можно рассматривать и шире: наш в недавнем прошлом советский народ в своей массе не научился быть ни ответственным собственником, ни осознанным налогоплательщиком, ни гражданином. Поэтому наши люди – «живая нефть», идеальная клиентура для бизнесменов во власти. С другой стороны, люди не обязаны быть профессионалами в сфере ЖКХ и разбираться в тонкостях, но именно за эти тонкости вы платите коммунальщикам приличные деньги.

   С тревогой жду цифры за ОДН.

Сергей ГОГИН