Удержать молодежь с помощью фантазий

   Из Ульяновска продолжается отток населения. Прежде всего молодежи. Но молодежь теряют и другие регионы России, однако предлагаемые меры по удержанию этой категории жителей зачастую смахивают на обыкновенную чушь.

   У нас, как известно, в связи с оттоком молодых людей из области были высказаны претензии в адрес министерства молодежной политики, которое неэффективно работает, вот молодежь и уезжает. Какая связь между работой чиновничества и личным выбором (решением) молодого человека по определению своего жизненного пути, осталось неясным. Ну нет у них здесь ни перспектив, ни будущего, и тут хоть тресни. А будущее - это прежде всего жилье и достойные доходы. С жильем же труба. Можешь залезть в ипотеку лет на 15-20, чтобы купить максимум двушку. Но жизнь в этом случае коту под хвост, поскольку будешь до седых волос горбатиться на алчность банкиров и не заметишь, как молодость пройдет. С доходами еще хуже.

   И ведь молодежь не слепа и не глуха. Она видит и слышит, что наша власть практически никогда не говорит о человеке. Конкретно ульяновская власть говорит о дорогах, оползнях, придомовых территориях, общественных пространствах и прочем. Но тот же глава региона Алексей Русских ни разу за полгода не заикнулся, допустим, о ЖКХ, о тарифах на коммунальные услуги. То есть не заикнулся на тему, являющуюся для населения, хоть молодого, хоть пожилого, первостепенной. Зимой до половины пенсий уходит на коммуналку, но губернатора это, вероятно, не волнует. Его ЖКХ в Москве под надежным надзором столичного мэра Сергея Собянина. Наша власть если и говорит о здравоохранении, то только в связи с ковидом, как будто нет других заболеваний. Между тем смертность от инфарктов за последний год выросла в области на 30 процентов. На 30! И вовсе не потому, как объясняли на одном из телеканалов, что в страхе перед ковидом люди не обращаются к врачам даже в острых случаях. Обращаются, но медпомощи своевременно не получают. И выросла ведь, скорее всего, не смертность сама по себе, выросло количество инфарктов, и как следствие - смертность от них. Словом, ничего вдохновляющего, говорившего бы молодым, что в Ульяновске стоит жить, они не слышат и не видят, и потому бегут.

   Бегут и из других регионов. В какой-то день президент Владимир Путин обсуждал эту тему с губернатором Кемеровской области. Вернее, хотел от него услышать, какие меры по сдерживанию миграции молодежи он предлагает. Глава региона сообщил, что видит решение проблемы в создании городов-миллионников, что у себя в Кемерово они собираются сносить частный сектор кварталами и строить на их месте современное жилье. Современное - это, видимо, многоэтажные башни-клоповники. Как это может сдержать бегство молодежи, осталось также загадкой. Дальше глава Кузбасса доложил президенту о развитии горнолыжного курорта и попросил поддержки в строительстве рядом с ним аэропорта, чтобы отдыхающим было удобней добираться. Если это - средство для удержания молодых кузбасцев, то средство выглядит как полная бредятина. Перед молодежью стоит задача выживания, а не катания на горных лыжах. Курорт же этот нужен денежным мешкам.

   Вообще, судя по телерепортажам, складывается впечатление, что мир сходит с ума. Или же ковид его с него сводит. Корреспондент из Магаданской области рассказывает о вытаявшем изо льдов мамонте, у которого был забран биоматериал. Ученые надеются и сделают, дескать, попытку возродить это вымершее десятки тысяч лет назад животное. Но зачем оно им? Ответа, думаю, нет. На видеоконференции делегаций России и Казахстана казахский президент поделился планами возродить водившееся когда-то на его территории тигра, тоже давно вымершего. Путин спрашивает, где же его взять-то, если он вымер. Ну, для начала, может, завезти экземпляры из России или Индии, говорит президент Казахстана. Правда, это другие тигры. Словом, тихо шифером шурша, едут крыши не спеша. Хоть с удержанием молодежи в регионах, хоть с воскресением мамонтов.

Артур ТАНИЕВ