Первый звоночек: на свободу слова накинули платочек

1 октября 2021 года вступил в силу закон, запрещающий говорить о насилии, воровстве, коррупции и даже раскрывать истинный размер заработной платы, тем более подтверждать это фактами публично, и не толлько. В противном случае, каждый, кто посмеет нарушить его, будет объявлен не больше не меньше «врагом государства» со всеми вытекающими.

Можно, конечно, нарушить, прописанные запретительные меры нового законодательного акта, придя в ФСБ и добровольно записавшись в иноагенты. Но тогда уж точно стоит быть готовым ко всем вытекающим.

Речь идет о Приказе службы безопасности, в содержание которого как раз включен и утвержден перечень запрещённых для разглашения сведений. Всего 60 пунктов. Документ появился в сети в первых числах октября. Ознакомиться с его полным текстом можно по ссылке: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202109300048?index=0&rangeSize=1. Мы же кратко пройдемся по содержанию.

И так, отныне и впредь «преступником» может стать каждый, любой из нас, обронивший неосторожное слово в соцсетях, выложивший «секретное» фото из личных архивов и далее по списку. Вот, например, гордая матерь разметила в Instagram свою фотку с сыном-призывником, мол, так и так, горжусь своим мужчиной, а справки, что она иноагент у нее нет, все, вместо армии пойдут вместе с отпрыском по этапу за разглашение секретных сведений. Или вы вдруг, совсем нечаянно, стали свидетелем, как воруют нерадивые служаки боеприпасы со склада, написали заяву, реакции никакой, решили рассказать об этом в соцсетях, опа, а справки-то у вас опять нет, что вы засланец, потому ворам воровать можно, они «Родину» в тайне и по секрету, без лишнего шухера распродают, вы же враг и на этап. Или вот еще, попал ваш ненаглядный сын-срочник на больничную койку по причине неуставных отношений, но вы об этом рассказать не имеете права, потому он упал и сам несколько раз сильно головой о кафельный пол ударился, а коли не так, то вы в лучшем случае иноагент, в худшем «враг народа» - «госизменник», потому тюрьма вам – отчий дом лет эдак на 5, нет, на все 20.

Нет, конечно, мы все понимаем, зачем это сделано: для нашей безопасности. Вполне себе такой логичный выпад, если смотреть глазами силовиков. С другой же стороны, конституционной, - приказ вышеозначенный развязывает руки всей преступной братии и «зашивает» рты свидетелям и потерпевшим.

Военным, кстати сказать, тоже жаловаться на что-либо запретили. Даже, если офицер рискнет поделиться, например, тем, что питание у его ребенка в школе отвратительное, а супруге работодатель зарплату не заплатил, даже пусть он в этот момент хоть в трусах сидит в своей хрущебе, все одно – тайну разглашает государственную.

В итоге получается: если ты вор, убийца или коррупционер, законопреступник, Родину-Мать там продаешь за барыш или еще чего, но делаешь это тихо, почти секретно, то ладно, ты молодец, а вот, ежели ты гражданин законопослушный и вдруг решил «конокрадов» наказать и об этом рассказать, все - «госизменник». Причем, виноватым можно стать даже, если в ваше безобидное селфи нечаянно затесался краешек здания прокуратуры, так-то.

Еще маслица подбросить? Да, пожалуйста. Теперь даже спрашивать ФИО и должность у полисмена нельзя, на минуточку, это для любителей требовать с ГАИШников: «Представьтесь, пожалуйста!». Только рот свой откроете, права конституционные качать начнёте, а он вам в нос приказом и на нары за госизмену, потому с какой целью вы его ФИО и должность хотели выяснить, вам обязательно «нарисуют» на пару десятков эдак годков в казенном доме.

Чтобы стало нагляднее, процитируем некоторые запреты из Приказа:

‌- информация о закупках, проводимых армией — товаров, работ, услуг для нужд войск, в том числе сведения о единственных поставщиках товаров, работ, услуг – чтобы никто не написал и не узнал о коррупции и "распилах" на госзакупках;

-‌ сведения о соблюдении законности и морально-психологическом климате в войсках – исключить вероятность того, что кто-то пожалуется на дедовщину или начнет журналистское расследование, почему, к примеру, срочники живут в бараках без отопления или получают одежду не по размеру и т.п.;

-‌ сведения о ходе и результатах рассмотрения сообщений о преступлениях в армии, которые расследуются ФСБ и военным следствием СК (за исключением случаев, когда это разрешили сделать сотрудники ФСБ и Следственного комитета) – только силовики решают, что можно сказать о военных преступлениях и можно ли вообще о них говорить;

-‌ сведения об оценках производителем качества образцов российского вооружения, военной и специальной техники, их боевых возможностей, за исключением сведений, содержащихся в открытом доступе – никакого цитирования экспертов о разработках нового оружия;

-‌ сведения о проблемах, в том числе финансово-экономических, сдерживающих развитие Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос» в одной или нескольких областях деятельности – чтобы не навредить репутации, даже если репутация окажется под угрозой из-за действий самого Роскосмоса.

И далее в том же духе, причем, как обычно, все понятия размыты и точных критериев оценки будет ли считаться кирпич здания военкомата, случайно попавший в снимок, тайной, нет. Вершить судьбы станут, думается, как обычно по принципу устрашения: понравилась «морда» - 5 лет тюрьмы, не понравилась «морда» - 10 лет, права еще качать вздумал конституционные – хапай все 20 годов.

Что сказать? Теперь у нас два путя по жизня: или идти всем дружно занимать очередь в Минюст и регистрироваться иноагентами, от греха подальше, или закрыть свои рты, глаза и уши и представить, что живем мы в правовом государстве, то есть в Раю…

А кто там про свободу слова, демократию и власть народа?...перестаньте уже, все это пережитки прошлого, смиритесь. Первый звоночек жесткой цензуры не, не слов, наших мыслей и образа жизни, прозвенел.

Рита ЗЕЛЕНАЯ

Фото взято из свободных источников