Медицину будут сливать

   Региональное здравоохранение в последние недели – в центре внимания. Для этого есть как минимум три повода.

   Врача не дождетесь

   Первое: население вовсю «обкатывает» новую модель работы поликлиник – дистанционную от и до. Это когда лечение проходит без встречи с врачом в принципе, даже если нужен больничный. Благо, что этот документ теперь существует в электронном формате.

   Первичное звено задыхается от ковида уже в прямом смысле. Многие терапевты болеют, а те, что до сих пор в строю, уже перестали ходить по вызовам. Приказом Минздрава с приемов сняты узкие специалисты. Они общаются с пациентами по телефону, консультируют по поводу дозировки препаратов, делают назначения и прочее. Это все, что может предложить первичное звено людям, которые нуждаются в медицинской помощи не по поводу ковида, а по любому другому.

   Дальше еще интереснее: рентгенологи, сотрудники кабинетов физиотерапии, лабораторий – и врачи, и средний медицинский персонал – брошены на обзвон пациентов, у которых регистратура приняла вызовы на дом. По телефону людям объясняют, что доктор к ним не придет, что если сильно надо, приходите сами. Что лечение такое-то: арбидол, гриппферон и дальше по списку. Если разговор ведет врач, то он еще ответит на вопросы и как-то проконсультирует больного, у которого могут быть и хронические заболевания, но если лаборант или медсестра физкабинета, то… сами понимаете.

   - Мы должны и свою работу выполнять, и делать обзвоны, переработка колоссальная, - рассказала «СК» на условиях анонимности сотрудница одной из городских поликлиник. - Это непросто – делать в день по пятьдесят звонков, говорить с людьми, которые испуганы, которым плохо, которые не готовы к тому, что разговор по телефону – это вся медпомощь, на которую они могут рассчитывать. Большинство из этих разговоров – очень тяжелые, но нашу работу никто не оплачивает. Нас поставили в условия рабского труда. Надо, и все. Как такое возможно? Это закончится тем, что люди начнут массово увольняться. Многие уже уволились или готовы написать заявление.

   О поддержке, которую власть готова оказать поликлиникам, губернатор Алексей Русских высказался так: «Для перераспределения нагрузки в первичном звене в этом году мы расширили штат центра телемедицины до 58 операторов и продлили часы работы до 20-00 ежедневно. В ближайшее время усилим количество сотрудников ещё на 30%». Это означает только то, что расширится штат колл-центра, которым фактически и является наша региональная телемедицина. Он принимает звонки населения, заявки на вызов врача, жалобы и перенаправляет это все… в те же самые поликлиники. Более того – на каждую жалобу, поступившую через «телемедиков», врачи должны выдать ПОС (положительную обратную связь) в письменном виде. Для просевшего под натиском ковида первичного звена это дополнительное обременение. Для пациентов – тоже в итоге ничего хорошего.

   Что говорит власть?

   Второе: 17 февраля на своей страничке в соцсетях губернатор написал, что продолжает разбираться с хроническими проблемами здравоохранения. И рассказал, в каких направлениях идет работа.

   Это погашение долгов медучреждений, которые в сумме составляют 1,4 млрд рублей, модернизация больниц, цифровизация (ну куда ж без нее) и, наконец – кадры: «Поручил проанализировать эффективность всех представляемых мер поддержки. Предстоит выявить те программы, которые реально помогают привлечь медработников, и продумать внедрение новых мер поддержки не только молодых специалистов, но и уже опытных врачей…»

   Казалось бы, ничего особенного: о том же, почти в тех же выражениях говорил прежний губернатор и год, и пять, и десять, и пятнадцать лет назад. Но в нынешних обстоятельствах все это звучит как послание из другого измерения, где наша земная информация не считывается.

   Оттуда не видно, что государственное здравоохранение, а прежде всего - первичное звено, которому и раньше было тяжело, терпит крушение под натиском омикрона. Что поликлиники теряют кадры, потому что нагрузка растет, требования ужесточаются, прессинг зашкаливает, а люди измотаны. За работу с ковидными больными доплату получают терапевты, которым, конечно, здорово досталось в пандемию. Но остальные сейчас перерабатывают безвозмездно под давлением администрации по принципу: «А куда деваться?». Об этом никто не говорит, никто не обсуждает, как, в каком порядке, за счет каких средств надо этих людей поддержать, как им компенсировать переработку. Как будто с нашествием омикрона поликлиники перешли на военное положение. А на войне о деньгах не говорят, во всяком случае – солдаты. На войне - место подвигу.

   О чем власть не говорит

   Третье. На прошлой неделе в СМИ просочилась информация, что областной Минздрав затеял очередную оптимизацию регионального здравоохранения. Об этом сообщил интернет-портал 73online, который получил от своего источника соответствующий документ. Из него следовало, что 15 медицинских учреждений сольют в пять межрайонных медицинских центров. Цель: повысить качество оказания медпомощи за счет «принципа взаимозаменяемости» узких специалистов. Плюс экономия за счет снижения затрат на содержание административного аппарата…

   За последние 15 лет это не первая и не вторая оптимизация здравоохранения. Началось все с сокращения стационарных коек еще в 2005 году. В 2009-м начали резать ФАПы в селах. В 2013 объединили несколько лечебных учреждений в Ульяновске. В частности - слили в одно поликлиники № 1, 2 и студенческую. Результат известен: на дно ушла студенческая. Кадры из нее переместились в первую на том основании, что она головная.

   В 2018 году грянул новый майский указ президента Путина о восстановлении шаговой доступности медицинской помощи на селе. Летом московские эксперты Фонда независимого мониторинга медицинских услуг «Здоровье» (ОНФ) начали прочесывать села Ульяновской области, чтобы выяснить уровень информатизации ФАПов. Тут-то и выяснилось, что нет не только информатизации, но самих ФАПов. А те, что сохранились, не оснащены самым элементарным – канализацией, водопроводом, телефонной связью.

   Несмотря на то, что итоги оптимизации на самом высоком уровне официально порицались, она продолжалась и в 2019 году - резали по живому койки и целые отделения и в ЦРБ, и в городских больницах. Просто на само это слово было наложено табу. И сейчас оно тоже не упоминается. Речь идет об объединении, укрупнении, хотя ясно, что в итоге - о том самом. Что значит объединить ЦРБ трех районов, чтобы обеспеченность узкими специалистами была лучше? Пожалуй, только то, что пациентов из Тереньги, к примеру, будут гонять к лору в Сенгилей, а оттуда - к хирургу в Новоульяновск и так далее. Другой вариант – гонять врачей. Но это уж вряд ли, иначе непременно сбегут. Кстати, когда громили ФАПы, говорили, что за счет средств, которые уходят на их содержание, укрепят ЦРБ, и там будут оказывать медицинскую помощь по всем направлениям на достойном уровне. По нацпроекту «Здоровье» в райбольницы поступало современное оборудование. Только где это все? Почему не заработало? Ответить-то некому.

   Может быть, наше здравоохранение действительно нуждается в какой-то перестройке, которая помогла бы ему быть эффективным, но беда в том, что все реформаторы-оптимизаторы работают на очень коротких дистанциях, не знают и не учитывают опыта предшественников, ни за что не отвечают, а значит, не заинтересованы в результате.

   Кстати, есть еще одна новость, которая привлекла на этой неделе внимание к событиям в здравоохранении. Министр Александр Гашков назначил одного из многих экс-министров Валентину Караулову главврачом 4-й поликлиники. Именно Валентина Герасимовна продавливала слияние городских поликлиник в 2013 году и вообще была апологетом оптимизации. Освободив министерское кресло, она за эти годы много чем поруководила. А сейчас, по слухам, собирается усидеть аж на трех стульях – во главе Медицинской палаты, Центра медпрофилактики и четвертой поликлиники. Вот такая оптимизация…

Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА

   Справка:

   Медучреждения, которые попали под очередную оптимизацию:

   Новоульяновскую городскую больницу планируют слить с Тереньгульской и Сенгилеевской ЦРБ.

   Городскую клиническую больницу на проспекте Врача Сурова - с городскими поликлиниками №3, 5 и 6.

   Областной клинический противотуберкулезный диспансер хотят объединить с детским противотуберкулезным санаторием «Белое Озеро», костно-туберкулезным санаторием «Сосновка», областным противотуберкулезным санаторием.

   Областную клиническую психиатрическую больницу — с детской специализированной психоневрологической больницей №2 .

  Ульяновский территориальный центр медицины катастроф — с областной клинической станцией скорой медицинской помощи.