По понятиям Золотой Орды

От села до контейнеров идти и идти. Только отправится ли в такое путешествие бабушка с кулечком мусора, которая ежемесячно платит за вывоз ТКО около ста рублей?

   Домовладельцы из сельской местности считают, что региональные операторы их просто обложили данью: никакой цивилизованной услуги по вывозу мусора не существует.

   Защищать или «нагибать»?

   Спустя три года после того, как в Ульяновской области стартовала «мусорная реформа», многие жители сел и дачники по-прежнему не получают ни самой услуги по вывозу ТКО (твердых коммунальных отходов), ни квитанций на ее оплату. Зато в конце года судебные приставы списали со счетов домовладельцев «долги», о которых они даже не подозревали.

   Об этом нам сообщили из Садовки Старомайнского района (зона обслуживания ООО «УК Экостандарт»). Но такая же ситуация по всей области. Это подтвердил эколог Лев Левитас, который возглавляет комиссию по вопросам экологии региональной Общественной палаты и курирует эту тему по линии Народного фронта:

   - Жалоб на то, что в деревнях нет мусорных контейнеров, во всяком случае – в зоне видимости, много, - сказал он в телефонном разговоре корреспонденту «СК». - У меня дом в Екатериновке Сенгилеевского района, и я не видел там контейнеров. Но деньги берут как за оказанную услугу, потому что контейнер где-нибудь, наверное, стоит. Может быть, в километре от моего дома, а может быть, и дальше. Закон так написан, ничего с этим не сделаешь.

   Но рядовой потребитель все еще верит в то, что закон должен его защищать, а не «нагибать».

   – Все 15 лет, что у меня дача в Садовке, я увозил свой мусор в город на личном автомобиле, - говорит Николай Прокофьев. – Своим глазам не поверил, когда в декабре у меня дважды, то есть сразу с двух счетов судебные приставы списали деньги за вывоз твердых коммунальных отходов. Я не видел ни одного контейнера в Садовке, не заключал договоров на предоставление услуги, не получал счетов на ее оплату. У «Экостандарта» было много возможностей сообщить о том, что я должен вступить с ним в правовые отношения. На въезде в село, да и в самой Садовке, есть информационные щиты, где можно было бы разместить какое-то сообщение на эту тему. Но ничего этого не было, с меня просто стрясли деньги.

   «Договорились» заочно

   На вопрос редакции, как человек должен узнать, что у него возникла обязанность платить за вывоз ТКО (особенно в том случае, если ни контейнеров, ни мусоровозов в зоне видимости нет), юристы «Экостандарта» сообщили, что по закону, если регоператор опубликовал предложение о заключении договора на своем официальном сайте, то этот договор вступает в силу на 16-й рабочий день независимо от того, подписал его потребитель или нет. Кроме того, было соответствующее информационное сообщение в газете «Старомайнские известия» за декабрь 2018 года. Понятно, что ни жители Садовки, ни дачники не только не «ходили» на сайт «Экостандарта», но и о существовании этой компании до некоторых пор не подозревали. Да и местную периодику наверняка немногие из них читают. Получается, что речь в ответе юристов идет вовсе не о том, как компания доводила до потребителей информацию о необходимости заключить договоры на оказание услуги, а о том, что формальности, необходимые для того, чтобы запустить сбор денег, были исполнены.

   - Любой договор, в том числе заключенный по умолчанию, предполагает ответственность и обязанности двух сторон, - говорит Николай Прокофьев. - Обязанность предоставить мне счет на оплату очевидна. В Жилищном кодексе четко сказано: плата за коммунальные услуги вносится только (!) на основании платежных документов. Возможность доставить мне платежный документ у регионального оператора была: на моем доме есть почтовый ящик, к которому открыт доступ. И вообще непонятно, почему «Экостандарт» три года не работал с неплательщиками. Это безответственная позиция по отношению к людям. У многих пенсия - единственный доход, и три тысячи рублей, списанные со счета накануне Нового года - неприятный удар по бюджету.

   Оппонент регоператора считает, что у надзорных органов достаточно оснований для того, чтобы обртить внимание на работу «Экостандарта» с потребителями своих услуг. Одно только нарушение требований Жилищного кодекса в части предоставления населению платежных документов – серьезный повод.

   - Никаких платежных документов мы действительно не получали, - подтверждает слова Николая Прокофьева его сосед по даче Андрей Мелешин. – Да, я слышал, что планируют наладить цивилизованный вывоз мусора из села, был рад этому и готов платить, потому что не дело возить с собой мусор в город. Ждал, что появится информация, как и когда можно заключить договор на оказание услуги и получить лицевой счет. Но никакой информации не было, а в конце прошлого года судебные приставы перестарались - сразу с четырех моих счетов списали «долг» за вывоз мусора. Летом видел контейнер у Волги, между Садовкой и Арбузовкой, это в километре с лишним от моего дома. Он был переполнен, потому что к нему несли мусор и отдыхающие на берегу, и посетители турбаз. Никак не мог подумать, что это и есть услуга по вывозу ТКО, которую я должен оплачивать. В нашей части села контейнеров никогда не было, это все соседи подтвердят. Только в начале этого года, впервые за все время, на въезде в Садовку появились контейнеры. Скорее всего, их поставили из-за жалоб на то, что деньги списали, а услуги нет. Для меня и для моих соседей на машинах это приемлемое расположение контейнеров. Но местным жителям без транспорта неудобно так далеко носить свой мусор.

   После трех лет реформы

   Три года назад, на старте мусорной реформы, регоператоры еще обсуждали, на каком расстоянии от жилого дома в деревне должны стоять контейнеры. Тема была щекотливая: у сельских жителей возникала обязанность платить за вывоз ТКО столько, сколько платят жители многоквартирных домов в городе. Но тогда и доступность услуги должна быть такой же – мусорный контейнер не дальше ста метров от дома (СанПиН 2.1.7.3550-19). Для бизнеса это было очень накладно, поэтому искали компромиссные варианты, регоператоры плотно работали с местной властью и вместе решали, где устанавливать контейнерные площадки. Тогда это было общей головной болью, потому что надо было как-то успокоить сельских жителей, которые сроду не видели никакого вывоза ТКО и денег не платили. А тут – на тебе.

   Теперь все иначе. Например, юристы «Экостандарта» на вопрос редакции: «На каком расстоянии от дома должны быть установлены контейнеры, чтобы услуга была доступной?» – ответили уклончиво в том духе, что создание и содержание мест накопления твердых коммунальных отходов - это полномочия органов местного самоуправления. Из этого ответа непонятно, учитываются ли какие-то нормативы при установке контейнеров в принципе. Или все зависит от того, сколько местная власть контейнерных площадок оборудовала? Одну – так одна и будет? Две – значит, две? За что конкретно люди платят региональному оператору круглый год? Существует ли какой-то стандарт?

   Никто уже не обсуждает не только соответствие услуги требованиям СанПиН, но даже то, доступна она или нет, знают ли о ней жители, понесут ли они свой мусор в контейнер, который стоит где-то в километре, а то и двух от дома … Законодатель дал регоператорам возможность не заморачиваться этими вопросами, а относиться к потребителю просто - как к плательщику, с которого в любом случае можно взять деньги с помощью судебных приставов. Был бы счет, с которого есть, что списать.

   - У потребителя только один выход – проявлять инициативу и добиваться, чтобы услуга была реальной и доступной, - говорит юрист, член общественной палаты Григорий Каленов. – Исходя из протяженности села, его расположения и других обстоятельств можно обсуждать, как лучше организовать вывоз отходов. Может быть, где-то вообще не нужны контейнеры, а нужна машина, которая будет в определенное время проезжать по селу. Есть вариант пакетного, или мешкового, сбора мусора, когда мусоровоз забирает коммунальные отходы прямо от домовладения. У регионального оператора, кроме прав, есть обязанности, и он должен учитывать требования потребителя.

   Если официально, то целью мусорной реформы, которая началась с изменения размера и порядка начисления платы за вывоз ТКО, было не в карман населения залезть, а сделать обращение с мусором цивилизованным. Прежде всего - решить проблему с незаконными свалками. Но получилось то, что получилось. По словам эколога и общественного деятеля Льва Левитаса, за три минувших года несанкционированных свалок на территории региона меньше не стало. Ответственность за их ликвидацию лежит в конечном итоге на собственниках территорий, которыми, как правило, являются муниципалитеты. А денег в бюджетах на эту статью и до реформы не было, и сейчас нет.

Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
Фото предоставлено жителями Садовки