Геополитика в зеркале Библии и психоанализа

   Украина, помимо, кажется, своей воли, стала одной из точек напряжения мировой политики, в которой сошлось противостояние между Россией и США, Россией и Евросоюзом, Россией и НАТО, Россией и собственно Украиной. Свою интерпретацию происходящего дал бывший политтехнолог, а сегодня публицист Станислав Белковский в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Она настолько оригинальна, что я попытаюсь изложить ее и для наших читателей.

   Белковский рассматривает внешнеполитические кульбиты, соотнося их, с одной стороны, с Библией, с другой - с открытыми австрийским ученым Зигмундом Фрейдом законами подсознательного, то есть психоанализа. Главный противник и враг Москвы сегодня, о чем говорят ее постоянные глашатаи, это, разумеется, Соединенные Штаты Америки, которые мы хотели бы, видимо, так или иначе извести. Одновременно Москва шлет в Вашингтон свои жалобы на несправедливость, по ее мнению, нынешнего мироустройства, требуя гарантий безопасности для себя. Иначе говоря, защиты, требует, в частности, поставить на место Украину, чтобы она приняла тот статус русскоязычного Донбасса, который Москва считает единственно правильным. Требует разобраться с блоком НАТО, с тем, чтобы он не расширялся на восток и не включал в свой состав бывшие республики СССР. Чтобы членом НАТО никогда не стала, в частности, та же Украина и еще Грузия.

   Обращается не к самому Североатлантическому альянсу, в который входит 30 государств, и не к руководству Украины или Грузии, чтобы убедить их не вступать в НАТО, а НАТО не принимать эти страны, а к находящейся за океаном Америке. Почему? - спрашивает Белковский и отвечает: потому, что Москва считает Вашингтон старшим или главным и для себя, и для мира в целом. Отцом, у которого и просит защиты. И это уже по Фрейду. По Фрейду же, иллюстрирующим эту мысль примером Эдипова комплекса, мы хотим свергнуть отца с пьедестала. В теории австрийского психиатра Эдипов комплекс наполнен в основном сексуальным содержанием, но есть в нем и отдельный аспект взаимоотношений отца и сына, когда сын стремится выйти из-под власти отца, сдерживающей самостоятельность сына, нейтрализовать отцовский авторитет. Вот это, по мнению Станислава Белковского, и происходит между Россией и Америкой: мы хотим от Америки (от отца) защиты, но в то же время хотим и свергнуть ее как мировую власть над собой. Эдип в мифе, как известно, убивает отца, не зная, что это отец. Небо наказывает его за этот грех слепотой. Словом, между Россией и Америкой как бы имеет место тяжелая драма любви сына к отцу и жажды защиты с его стороны и желания избавиться от его власти. Драма, насколько можно судить, вечная и неразрешимая.

   Отношения России и Украины Белковский анализирует, опираясь на библейский сюжет о сыновьях Адама - Каине и Авеле. Старший, Каин, ремесленник и работяга. Младший, Авель, пасет овец, беззаботен и с легким характером. Оба приносят жертву богу-отцу. Жертву Авеля отец воспринимает благосклонней, чем жертву Каина, что вызывает в последнем ревность, и он убивает младшего брата. Когда бог-отец спрашивает: где брат его Авель, Каин говорит, что не знает, и что он не сторож брату своему. Москва в интерпретации Белковского - это старший брат. Киев - младший. Ну а бог-отец - это снова Вашингтон, который к Киеву явно благосклонней, чем к Москве, что вызывает, дескать, ее ревность и желание расправиться с младшим братом, завладев тем самым большим, чем в данный момент, вниманием отца. И как Каина не волнует судьба Авеля, так и Москва равнодушна к судьбе Киева и не желает говорить об этой его судьбе с самим Киевом - аналог библейского «не сторож я брату своему». А если о нем и говорит, то с богом-отцом, Вашингтоном, другими словами. Или с Западом как таковым, томимая подсознательным желанием Эдипа с ними однажды покончить.

   Станислав Белковский, конечно, нагородил семь верст до небес, но и в его огороде есть, наверное, зерно истины. Москва ведь действительно постоянно апеллирует к США и Западу, публично обвиняя при этом их во всем подряд. Добивается встреч, переговоров, предлагает подписать совместные документы. Если вводит у себя что-нибудь отвратное, как, скажем, клеймо иноагента, то ссылается опять же на США, «у которых это тоже есть» и появилось раньше, чем у нас. Если преследует участников протестных акций, то оговаривается, что в Америке или во Франции отношение к протестующим куда жестче. В Америке полицейские при малейшем неповиновении гражданина вправе стрелять в него на поражение. И тюремные сроки у них не семь-десять лет, как у нас, а и 70, и 150 лет. Вы чего, мол, мы же не сами все это выдумываем, а перенимаем у старших и более опытных. У отца, короче. Может, и правда все эти стенания об угрозах то ли со стороны США, то ли НАТО, то ли Украины являются предметом интереса исследователей сферы подсознательного и комментария иудео-христианских теологов, настольной книгой которых служит Библия?

Андрей СЕМЕНОВ